• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:29 

Лол!Как-то..как-то так. Короче, начинаем-с. Тут бы ещё освоиться. Конец связи.

03:39 

Кое как разобрался с этой наркоманией и... сотворил ещё большую наркоманию. Наркоманию богу наркомании!

23:13 

Не самый лучший, но и не самый худший день.

09:54 

Всем доброе утро. Понедельник - день тяжёлый, так что чистим зубки и бежим по делам!

23:07 

Ночная писанина...

- Серёга! Серёга! Алло, парень, ты где? – голос бритоголового крепыша Фомы подобно раскату грома прогудел по сырым комнатам частного дома.
В одной из таких комнат послышались звуки возни и ворчание. Кто-то явно был недоволен таким громким криком не свет не заря, но делать нечего: позвали – вставай. Таков уж был уклад в деревне Новичков, что расположилась на юге предбанника Зоны, Кордона, и Серый не мог проигнорировать не писаные правила, которые должен был строго блюсти каждый новичок-отмычка. Так вот, после коротких сборов из тёмной комнаты вышел молодой паренёк лет двадцати в коричневой кожанке, с котомкой и старенькой «горизонталкой» на спине. Молодой человек зябло ёжился от утренней прохлады и сонно потирал глаза. Фома, более-менее тёртый бродяга, с ухмылкой смотрел на неоперившегося юнца, который пока не привык к лишениям своей новой жизни. Сергей изо всех сил пытался бороться со сном. Он тряс головой, тёр лицо, но желание упасть и уснуть на том же месте, где стоишь, всё никак не хотело уходить. Тем временем, Фома ждать, пока отмычка в конец проснётся, решил ускорить процесс:
- Мясо, просыпайся! Тебя Глыба ждёт, - презрительная ухмылка на лице Фомы стала ещё больше, после того, как паренёк вздрогнул от командирского голоса, зато весь сон как рукой сняло. Довольный результатом, бродяга развернулся на сто восемьдесят градусов и уже через плечо бросил Сергею. – Давай за мной, только шире шаг, а то все, поди, собрались, только нас ждут.
Новенькому ничего не оставалось, кроме как ещё раз тряхнуть головой, отгоняя остатки сонливость и быстрым шагом догонять лысого сталкера. В конце концов, Сергей прекрасно понимал, что пришёл в Зону Отчуждения не для отдыха, посему ему придётся входить в бешенный ритм, задаваемый вечной борьбой за существование.
Фому и Сергея, действительно, уже ждали. Возле общего костра в центре деревни стояла делегация из трёх человек, среди которых новичок двух знал точно, а вот третьего ему видеть не доводилось. Из знакомых был седой ветеран Егор Глыба и Кулик, точно такой же отмычка, как и Серый. Третий же стоял как бы поодаль, скрываясь во тьме дверного проёма, который вёл на лестницу в погреб. Подойдя поближе, Серёга попытался рассмотреть незнакомца более подробно, однако разглядеть что-либо в утреннем сумраке ему так и не удалось. К тому же Егор отвлёкся от изучения экрана своего КПК и обратил внимание на новоприбывшего.
- Серёга, привет! Помнишь, мы вчера обсуждали поход на логово слепых псов возле входа в аномальный туннель? Ты ещё вызвался, мол, хочешь опыта поднабраться и все дела…
Тут-то Сергей всё вспомнил! Вспомнил, как давеча вечером у костра наслушался сталкерских баек, а тут ещё прошёл слух, что Глыба к себе отмычек набирает для рейда на логово мутантов. От желающих не было отбоя, всяко пройтись по Зоне в компании тёртого бродяги для неоперившихся желторотиков – это считай бесплатное сафари и бесценный опыт сталкерского ремесла, а такое на дороге не валяется! Правда, в тот момент Серым руководил не столько рассудок и взгляд в будущее, сколько подогретая россказнями жажда приключений и молодецкая удаль, а сейчас на предрассветном холоде весь пыл улетучился, оставив вместо себя лишь раздражение на собственную глупость и излишнюю ретивость. Только обратно ничего не воротишь: отказаться сейчас – это значит упасть в бездну презрения всей деревни, да и среди более опытных сталкеров ему доверия не будет. Под внимательным взглядом ветерана Сергей в очередной раз поёжился от холода, растирая околевшие пальцы, тем не менее, он нашёл в себе силы бодро улыбнуться и согласно кивнуть. Довольный ответом, Глыба не смог удержаться от того, чтобы подбодрить новичков:
- Всё хорошо, парни, перед первым рейдом всегда страшно, а потом будете, как на работу ходить, ещё надоесть успеет!
- А для меня это уже не первый рейд! Я с Кузьмой возле деревни кабана подстрелил, – вставил свои пять копеек Кулик, желая выделиться перед седым ветераном, но тот лишь скупо улыбнулся и перевёл своё внимание на человека, который всё это время стоял в стороне, опираясь правым плечом на дверной косяк.
- Соул, мы готовы! Идём?
Вместо ответа, фигура сталкера отделилась от темноты дверного прохода и тихо двинулась мимо основной группы, направившись в сторону выхода из деревни. Когда Сергей оказался на расстоянии вытянутой руки от незнакомца, до его носа дошёл едкий запах гари и горюче-смазочных материалов, будто бы сталкера несколько суток мариновали и бочке с керосином, а потом коптили над костром из автомобильных покрышек…
- Серый, чего стоишь? – тяжёлая рука Фомы легла на плечо парня. - Догони Соула! Он пусть не летит аки лось неподкованный, а тебя вперёд пропустит. На обратном пути Кулик впереди тебя пойдёт, только ты смотри под ноги, чтобы не загнулся в первой же вылазке.
Не дослушав до конца, Сергей кивнул и рысью бросился нагонять молчаливого сталкера, который успел значительно вырваться вперёд. Уже у самого выхода из деревни Новичков ему удалось догнать бродягу. Отмычка ещё удивился про себя, как с таким здоровенным рюкзаком за спиной можно так быстро идти.
- Соул! – окрикнул он сталкера. – Стой, Фома говорит, чтобы ты не спешил. Пусти меня вперёд!
В ответ от бродяги послышалось какое-то ворчание, но темп он сбавил, пропуская отмычку. В этот момент Серый наполнился гордостью за себя, ведь ему доверили прокладывать путь, высматривая по пути аномалии и обозначая их местоположение. Специально для этого парень развязал на поясе тряпичный узелок, в который он складывал гайки, болты, гвозди, мелкие камушки и даже гильзы - вся эта мелочь могла помочь ему вовремя определить затаившуюся аномалию.
Хотя Серёга ещё ни разу не покидал деревню, но местность знал неплохо. Где карту подсмотрел, где по рассказам знал, во всяком, он имел представление, куда они идут. Сперва, стоило выйти на асфальтированную дорогу, правда, от старого полотна там остались лишь жалкие воспоминания, в большинстве своём тракт покрылся трещинами, ямами и порос травой, тем не менее, это был самый безопасный путь. Далее требовалось свернуть налево и прямо-прямо по дороге, до развалин элеватора. По пути, с левой стороны будет старенький вагончик и несколько железобетонных блоков, наваленных рядом, тут же открывается холмистая местность, почти лишённая деревьев, лишь местами были видны кое-какие заросли кустов и слегка возвышающееся над ними молодая поросль. С другой стороны дороги всё было совершенно иначе. Высоко вверх, вздымались тополя, дубы, сосны и ели, глядя на них нельзя было сказать, что находишься в смертельно опасной Зоне Отчуждения, отравляющей и убивающей всё живое. От лёгкого ветерка колыхались ветки с сочной зелёной листвой, а хвоя елей и сосен не обсыпалась, не превратилась в ржавые иголки. Утро нового дня было свежим и обещало хорошую погоду: чистое небо, алое зарево восхода далеко на востоке и ощущение спокойствия, разливающееся в воздухе…
На несколько минут Серёга замечтался, думая, как же хорошо жить и, что эта его ходка не будет особо сложной и долгой. В этот момент, кто-то с силой сжал плечо парня и резко потянул на себя. Серый взвыл от боли и страха, ему показалось, что его зажали в стальные тиски, он резко обернулся, но увидел всё того же молчаливого сталкера. Его лицо скрывала тряпичная маска и глубокий капюшон плаща. Сталкер отпустил отмычку и кивком указал на нечто впереди. Парень глянул, куда указывал бродяга, от чего по его спине побежал холодный пот – в паре метров от его ног затаилась аномалия «трамплин». Воздух в том месте колыхался и пульсировал, а по округе разносилось монотонное «мурлыканье». Аномалия была похожа на хищную кошку, которая тихо сидит в засаде, пока неосторожная жертва не окажется в зоне её досягаемости.
- Бля… с-с-спасибо… - заикаясь, только и выдавил из себя отмычка, на что Соул жестом показал ему быть внимательней и следить за дорогой.
К этому времени подтянулись остальные и на вопрос Егора о том, что же произошло, молчаливый бродяга лишь указал на затаившуюся аномалию. Седой ветеран предупредил остальных, чтобы обошли опасное место по самому дальнему радиусу и продолжали путь. Серый же больше не отвлекался на собственные мысли и разглядывание пейзажей, полностью сосредоточившись на поиске скрытых угроз, желая искупить свою оплошность. Во всяком случае, это был для него первый и самый важный урок.
Остаток пути прошёл без эксцессов. Возле элеватора свернули налево и уже напрямик пошли мимо старых развалин. Глыба ещё дал команду все оставаться начеку и быть готовыми стрелять во всё, что движется, хотя, скорей всего, это касалось только новичков. За элеватором шёл спуск в небольшую рощицу. Ещё на подходе к ней был слышен собачий лай и визг щенков. Серый напрягся и взял свою двустволку покрепче, приготовившись выпустить оба заряда дроби во врага, но псы, завидев приближение группы людей, подняли истошный вой и побежали к огромному бурелому в центре полянки перед аномальным тоннелем, заползая, под укрытие наваленных друг на друга дубовых стволов и веток. Суки хватали своих слепых выродков и тащили их в безопасное место, а руководила всей стаей плешивая псевдо-собака. Она рычала на своих товарок и кусала самых нерасторопных, время от времени поглядывая на приближающихся чужаков, скаля свою тупую морду.
Спустившись вниз, Глыба приказал всем остановиться и собраться вместе, раздав каждому по обязанности. Отмычек поставили в центр, и наказали обоим внимательно следить за логовом и стрелять любую тварь, которая высунется из-под веток. Ветеран и его протеже встали с обеих сторон от новичков, прикрывая тех и не давая мутантам прорваться с флангов. Соул же куда-то исчез, по крайней мере, его не стало видно с тех пор, как группа спустилась в лощину. Время шло. Псы не затихали, поливая собачьим матом чужаков, вторгшихся на территорию стаи, но выбираться из своего укрытия пока не спешили. Серёге уже порядком поднадоело слушать собачью брехню, он искренне не понимал, чего ждёт Егор и в чём смысл стоять перед логовом. Однако вскоре всё стало ясно, прямо таки дохнув в лицо парня жаром и гарью.
Где-то с другой стороны бурелома раздался звук бушующего пламени, а окрестности осветила яркая вспышка. Огненный шторм прокатился по завалам, обдав сталкеров жаром. Серый не удержался от того, чтобы зажмуриться, а Фома и Кулик прикрыли лицо ладонями, лишь Глыба непоколебимо стоял на своём месте, любуясь заревом пожара. Собачий лай из насмешливого превратился в обречённый. Псины выли от боли, заживо сгорая в собственном логове, которое стало для них смертельной западнёй. Некоторые мутанты, что есть сил рванули наружу, другие пытались зарыться в землю, но, как минимум, половина уже заживо горела. Живая плоть занялась похлеще сухой травы в жаркий день, покрытые струпьями и язвами плешивые шкуры вздымались пузырями, обугливались. Нескольким тварям удалось выбраться наружу, но вместо того, чтобы бежать куда подальше, они начали кататься по земле, пытаясь потушить пламя у себя на спине, но тем самым лишь ещё больше загорались. Тут-то до Серого дошло – жгут напалмом. Вязкую огне-смесь не потушить ни водой, ни таким вот катанием, лишь ещё больше измажешься в горящей жидкости. Новая одна струя пламени, только уже с другой стороны накрыла бурелом. Вой усилился, от него уже закладывало уши, в нём уже не было слышно ничего кроме страха, бессилия, отчаянья и боли. Одна из сук вырвалась из огненного плена. Её спина тлела, а в зубах колыхался дымящийся комок, не разбирая дороги, тварь ломанулась прямо на Сергея. В тот момент новичок успел заметить, что на обтянутом кожей черепе нет глаз, а обожжённый нос вертится из стороны в сторону в поисках спасения. Серому на секунду даже стало жалко псину, но здравый смысл возобладал над жалостью. Он выстрелил дуплетом. Практически весь заряд дроби нашёл свою цель. Слепая собака споткнулась, выронила из зубов свою ношу, которой оказался обгорелый щенок, и упала прямо у ног новичка. Потрясённый своим поступком, Серый смотрел на тлеющий труп, дрожащими руками он нащупал в кармане два патрона для ружья, затем переломил двустволку пополам и начал заряжать своё оружие.
После очередной огненной вспышки, собачий вой стих, никто не пытался выбраться из горящего логова, а пространством между буреломом и оцеплением сталкеров устлали трупы собак, каждый из бродяг записал на свой счёт по одному мутанту. Фома же до сих пор продолжал поливать горящие деревья из пистолета-пулемёта, Егор стрелял лишь изредка, целясь из своего «калаша» туда, где заметил малейшее движение. Бой кончился, только треск горящей древесины и гул пламени оглашали окрестности, заливая ярким светом окружающие деревья и склон железнодорожной насыпи. Серый даже успел отойти от потрясения того, что убил живое существо, его больше заботило то, что от жара он весь взмок и сейчас с большим удовольствием выпил бы бутылочку пива… Раздался треск ломающейся древесины. Бурелом не выдержал своей массы и ослабленный огнём рухнул на землю, в тот же момент из под пылающих обломков выскочила старая псевдо-собака, вожак стаи. Её шкура почти полностью обуглилась, а с оскаленной морды стекала кровь, глаза горели огнём ненависти и всё, что ей сейчас хотелось – это забрать одного из этих ненавистных двуногих с собой в Ад, но ей не удалось пробежать и пары метров. Мелькнула ослепительная вспышка, утопив окрестности в ярком свете и грохоте пламени. Мутанта будто смело огненным смерчем, а через секунд, когда направленная струя напалма иссякла, на земле остались только дымящиеся останки псевдо-собаки и маленькие языки пламени вокруг.
- Спасибо, Соул, хотя мог бы просто пристрелить, - поблагодарил сталкера Фома.
- Пусть горят ублюдки, пусть горят, - ответил огнемётчик, подойдя к группе сталкеров.
Теперь-то серый хорошо видел, что увесистый рюкзак на деле оказался баллонами с огнесмесью, а в руках бродяга держал устройство для распыления напалма. Самым интересным было то, что сталкер курил. Между зубов у него тлела сигарила, а от неё исходил сизый дымок с ароматом вишни.
- Так, братва, теперь стоим тут и смотрим, что бы остальные деревья ни загорелись. Не хочу спалить весь Кордон, к чертям собачим. Чёрт, Соул, выплюнь ты сигарету! - сурово высказался Егор, на что сталкер только хмыкнул и, криво улыбнувшись, выплюнул окурок на траву, придавив его носком ботинка. Вспышка света от костра осветило его лицо, показав уродливые шрамы вместо щёк и массивный металлический протез на месте нижней челюсти. Желтоватые, но острые зубы почти не были прикрыты живою плотью, создавая впечатление вечного оскала. Заметив взгляд Сергей, он повернулся к нему и вопросительно кивнул, мол, чего хочешь? Но Серый как-то стыдливо замялся и вообще отвернулся в сторону тёмного провала аномального тоннеля.
- Да ладно, Поджигатель знает своё дело – грамотно жёг, ни одно дерево в стороне не задел, - вступился за сталкера Фома.
- Да знаю я… Просто не хочется лишний раз оплошать, - пояснил Глыба.
- Оно понятно… - договорить Фоме не дали, второй отмычка дёрнул его за плечо и громко сообщил:
- Эй, мужики, к нам кто-то идёт! Пятеро, с автоматами, военные! Идут со стороны блок-поста, – запаниковал Кулик, вовремя заметивший приближение опасности.
- Вот оно как! Пришли поглядеть на наше свето-представление, - злобным голосом ответил Егор, взяв свой АК-74М наизготовку, остальные же последовали его примеру.

@темы: Сталкер, Соул

Жизнь метросталкера

главная